Бизнес клана «Жебровские-Жебривские»: от медицины до политики

Бизнес клана «Жебровские-Жебривские»: от медицины до политики
Мы уже не раз писали о могущественных украинских семьях, например о многочисленной семье Круков, или о значительно меньшей количественно, но более влиятельной семье Левочкиных. Сегодня мы расскажем еще об одной семейке, Жебривских- Жебровских.

Почему через тире? Да потому, что младший брат, ныне донецкий губернатор, а вообще по жизни позиционирующий себя политиком национального толка Павел Иванович любит именно такой, украинизированный вариант фамилии, «Жебривский». А его старшая сестра, Филя, руководитель фармацевтического гиганта «Фармак», больше любит еврейский вариант фамилии – «Жебровская». Возможно, так лучше для бизнеса. Но как бы они себя не называли, эта семья — яркая иллюстрация пословицы «рука руку моет». В том смысле, что брат-политик помогает сестре заработать денег, а сестра-бизнесвумен с помощью денег помогает брату расширять политическое влияние.


Павел Жебривский

Начали свой путь в украинскую элиту они еще в начале девяностых. До этого, в советские годы Павел Иванович был простым советским ментом – следователем, а Филя Ивановна бухгалтером на заводе имени Ломоносова, который позже станет «Фармаком». В 1990-1991 годах и у брата и у сестры судьба круто изменилась. Филя Жебровская стала сначала финансовым директором своего завода, а потом, через несколько лет, его владелицей. Такое в девяностых происходило частенько, старые, «красные» директора отправлялись на пенсию или еще дальше, на кладбище. А их места занимали более продвинутые и понимающие капитализм финансисты. Но такие «дворцовые перевороты» не происходят на ровном месте.

Этому перевороту способствовал Юрий Спиженко, тогдашний министр охраны здоровья Украины. Он земляк Фили Ивановны. По Житомиру ходили слухи об их романтических отношениях, но это только слухи. Однако фактом является то, что после отставки с поста министра Спиженко баллотировался по Житомирским избирательным округам и «Фармак» его поддерживал и деньгами и админресурсом. А позже, после Оранжевой революции он, член кучмистской НДП и Трудовой Украины, стал доверенным лицом Ющенко и кандидатом от «Собора» в политсовет которого входил Павел Иванович.

В своем интервью Жебровская часто говорит, что это коллектив попросил ее возглавить умирающий завод. В переводе с олигархического на человеческий, это обычно означает, что приватизация предприятия произошла за ваучеры его работников. То есть, начальство приватизировало себе предприятие, которое должно было принадлежать всем сотрудникам. А потом милостиво разрешило рабочим и дальше на нем работать.

Павел Иванович в ту пору тоже занимался предпринимательством. Поначалу ему принадлежало несколько мелких ЧП, чем они занимались, уже не знает никто. Но прошло несколько лет, за время которых его сестра «раскрутила» свой завод, и он возглавил предприятия так или иначе связанные с «Фармаком». Это и АО «Фармация 2000», которое занимается оптовой и розничной торговлей медпрепаратами, и ЧП «Ян» и Марьяновский стеклозавод, который занимается продажей и производством стеклотары для лекарств. То есть, по сути, находится в орбите бизнеса свое сестры. Не очень понятно, это она его надоумила пойти в политику или он сам захотел, а возможно, это было решение семейного совета.

Как бы то ни было, в 2002 году Павел Жебривский решил кочевать в депутаты. Он прошел в Раду по своему родному, житомирскому мажоритарному округу и тут же вошел в «Нашу Украину». Тогда же, в начале 2000-х Павел Иванович принял решение, которое до сих пор влияет на его жизнь. Он стал первым заместителем председателя вновь образованной партии «Солидарность», а председателем этой партии стал еще молодой тогда Петр Порошенко. С тех пор Жебривский попал в орбиту Петра Алексеевича, где и находится до сих пор. Кстати, по Житомирскому избирательному округу он шел, как Жебровский. Букву «о» на «и» он сменил уже будучи вхожим в националистические силы, представленные в Верховной Раде.

В Верховной Раде Павел Иванович получил должность заместителя председателя Комитета по вопросам здравоохранения, материнства и детства. То есть стал человеком, который имеет возможность лоббировать интересы своей сестры напрямую. Собственно, он их и лоббировал. Все годы его работы в вышеуказанном комитете в Украине процветала легальная продажа наркотического препарата «Трамадол», который превращал тех, кто его употребляет, буквально в дебилов. И все эти годы общественные организации никоим образом не могли добиться запрещения этого наркотика. Запретили, а точнее взяли под контроль, его только в 2008, когда Жебривский уже не работал в этом комитете. Однако еще какое-то время милиция чудесным образом обходила стороной аптеки в которых продавался фармаковский Трамадол.
А через некоторое время «Фармак» выпустил на рынок другой наркотический препарат «Тропикамид», капли для глаз, которые наркоманы начали употреблять внутривенно. Впрочем, Павел Иванович к тому перешел в более интересный с финансовой точки зрения бюджетный комитет. Хотя и тут интересы сестры не забывал. Государство закупало у «Фармака» инсулиновые, кардиологические и прочие препараты. Причем другие производители, например тот же «Индар» были попросту убраны с рынка.

Во время оранжевой революции Павел Жебривский на волне «диоксинового» скандала вошел вслед за Петром Порошенко в число «любых друзив». Его отправили на должность губернатора родной Житомирщины, но ненадолго. На досрочных выборах 2006 года он снова вернулся в Верховную раду. И уже до 2012 оттуда не уходил, лоббируя интересы своей сестры, как мы написали ранее. Например, в кризисном 2009 году Верховная Рада приняла закон об ограничении цен фармацевтическую продукцию. Надо сказать, что Павел Иванович боролся с его принятием, как мог. Но слишком популистский был этот закон, а выборы президента были слишком близки. В общем, не принять этот закон не было никаких шансов. Тогда брат и сестра Жебровские договорились с Виктором Ющенко и тот этот закон заветировал. Потерявшей весь свой рейтинг «Мессии» было все равно, он на выборы идти не собирался. Так что скачок цен на лекарства в кризис – это тоже их заслуга.

Павел Жебривский досидел до конца своей каденции в Верховной Раде и решил снова баллотироваться по родному Житомиру. Но не прошел ни в 2012 году, ни в 2014 в Киевский совет, ни на досрочных 2014 года выборах в Верховную раду. То ли не подфартило, то ли влияния не хватило, то ли родной город уже слишком хорошо его знал. Говорят, что Жебривский известен «кидаловом» сотрудников своей общественной приемной и предвыборного штаба. А скорее всего попросту не договорился, сначала с Партией регионов, а потом с объединенной оппозицией. А его покровитель Порошенко в то время еще не стал президентом. И тут вдруг неожиданно для всех Павел Иванович решил стать… разведчиком.

В общем назначили Павла Жебривского в Донецкую область, генерал-губернатором, то бишь, руководителем областной военно-гражданской администрации. Где он обретается и поныне. Основные функции его – борьба с контрабандой и обеспечение жизни в прифронтовой области. Об успехах во вверенной ему государством вотчине слышно мало. Гораздо меньше, чем из соседней, Луганской, где на аналогичной должности находится бывший волонтер Георгий Тука. Однако, политику посадившего его туда президента он проводит правильно и последовательно.


Филя Жебровская


А вот у его сестры жизнь была более бурная. История становления и расцвета бизнес-вумен Фили Жебровской намного интереснее.

Отправной точкой, с которой началась история успеха «Фармака», сама Жебровская называет 1995 год. Тогда высшее руководство компании решило изменить стратегию ее развития. Якобы руководствуясь экологическими мотивами, было решено демонтировать химические мощности предприятия, находившиеся в черте города, и заняться производством готовых лекарственных средств. Во главу обновленного «Фармака» решено было поставить Филю Ивановну.

Одним из первых ее крупных решений стало создание в 1997 году страховой компании «Панацея-1997», соучредителями которой стали другие игроки рынка: Борщаговский химико-фармацевтический завод под руководством не менее одиозной Людмилы Безпалько, а также ООО «Терминал-Брок» во главе с Натальей Спиженко – дочерью экс-министра здравоохранения.

Цель, с которой была создана данная СК, понятна любому, кто хоть сколько-нибудь знаком с реалиями украинского бизнеса. Карманные страховики используются бизнесменами для укрытия части прибыли. В нужный момент деньги списываются на страховые платежи, а, по сути, остаются под контролем своих владельцев.

С большой вероятностью подобная схема была применена компанией в 2008 году, когда «Фармак» в целом заработал более 524 миллионов гривен, увеличив свой доход на 32,9%. При этом чистый убыток компании составил почти 71,9 миллиона гривен. Предприятие явно понесло какие-то значительные расходы, которые смогло вписать в себестоимость производимой продукции.

К слову об укрытии доходов. В феврале 2009 года владельцы продали «Панацею-1997» более крупной страховой компании «Лемма». Таким образом, в самый разгар кризиса детище предусмотрительных фармацевтов оказалось в руках СК, которая известна умением выводить деньги за границу и минимизировать прибыли украинских предпринимателей. Выводы напрашиваются сами собой.

Тем временем, пока «Фармак» нес видимые убытки на фоне растущей прибыли, все тот же 2008 год лично для Фили Жебровской прошел под знаком скупки акций предприятия. Для сравнения, в конце 2007 года пакет акций, сосредоточенный в руках топ-менеджера предприятия составлял 28% – то есть меньше трети. А уже в феврале 2009-го ОАО «Фармак» сообщало о том, что в руках физического лица оказался пакет в 45,2% акций предприятия. Этим крупным акционером, по итогам 2008 года, стала не кто иная, как Филя Жебровская.

Несмотря на то, что этот пакет акций не является контрольным, на деле в руках главы «Фармака» оказалось порядка 60% ценных бумаг предприятия. Еще 15% находились в собственности нескольких приближенных к ней людей. В первую очередь, ее родного брата – народного депутата от «НУНС», лоббировавшего интересы бизнеса сестры, Павла Жебривского. Среди подконтрольных Жебровской акционеров были также несколько членов правления самого «Фармака». Кстати, Павел Иванович в том же 2008 году был введен в наблюдательный совет фармкомпании, тем самым закрепив позиции своей сестры в ее руководстве.

Такой неподдельный интерес к ценным бумагам собственной компании госпожа Жебровская проявила не случайно – параллельно с тем, как она скупала акции, тем же занималась инвестиционная компания Dragon Сapital. Бизнес-леди обвиняла своих конкурентов в попытке рейдерского захвата процветающего бизнеса. Но можно ли говорить о захвате, если на конец 2007 года в руках инвесткомпании находился 3%-ный пакет акций, а к началу 2009 года он вырос до 10%, после чего Dragon Сapital отказалась от дальнейших попыток приобрести акции ОАО «Фармак». Украинских фармацевтов инвесторы оценили как не самое удачное капиталовложение, обвинив в этом непривлекательное для себя корпоративное управление компании.

Избежав покупки предприятия крупной инвестиционной компанией, госпожа Жебровская предпочла значительную часть своих капиталов продать оффшорным компаниям. Более того, передать им контроль над украинским фармацевтическим гигантом. К февралю 2010 года 65,39% акций ОАО «Фармак» оказались в руках кипрской компании F.І.&P.Holdіngs Lіmіted. Казалось бы, при смене главного акционера должна измениться и стратегия предприятия, тем не менее, киприотов методы работы, а также структура и персональный состав управления украинского фармгиганта устроили полностью. Косвенное, но вполне убедительное доказательство того, что Филя Жебровская вывела свои активы из поля зрения украинской экономики.

Сама Филя Ивановна при этом не устает утверждать, что ведет свой бизнес прозрачно, а информация о не совсем честных методах ее работы – дело рук ее конкурентов. На руку имиджу жертвы криминального бизнеса сыграло и странное покушение на нее, совершенное в июне 2009 года. Обстоятельства преступления наталкивали на мысль – это инсценировка и еще один хитроумный проект расчетливой госпожи Жебровской, теневой королевы украинского фармацевтического рынка, чтобы отвлечь внимание от такого сладкого и официального заработка. Хотя, по версии правоохранительных органов за этим стоял Виктор Зубрицкий, однако, суд этот факт не подтвердил.

В 2010 году, когда к власти пришел Виктор Янукович, Филя продала часть акции анонимному кипрскому покупателю. То есть, скорее всего, испугавшись за возможные проблемы с новой властью, она вывела свои акции из страны. В 2011 она судится с «Дарницей» за название препарата «Корвалол» и проигрывает суд. А тем временем прибыли предприятия растут, производство только препарата «Тропикамида» выросло с 200 тысяч упаковок до 2 миллионов в год. В том же 2011 году она по версии журнала «Фокус» становится самой богатой женщиной Украины.

РУПОР ИНФО

Еще инсайд по теме:


История коррупции фармацевтических производителей Украины: "Фармак" Жебривской, "Артериум" и другие

Свежие новости

12:30
Источник объяснил, на что будет делать ставку Тимошенко перед выборами
12:29
Матиос заявил, что охранники Гелетея продавали информацию за деньги
12:27
Україна рекордно імпортувала пальмової олії
18:00
В Польше задержали двух активистов из Украины
17:30
Полиция накрыла вооруженную группу наркодельцов на Закарпатье
16:30
В Киеве сгорело лотерейное заведение
15:00
В США сорвался запуск секретного спутника
14:00
В Киеве эвакуировали неопознанный летающий объект
14:00
Украине придется расплачиваться: Портников назвал катастрофическую ошибку ЕС
12:28
Сегодня мир отмечает Международный день борьбы с коррупцией
12:27
Цена вопроса $15 миллионов. Месси купил личный самолет с ванной и кухней на борту. А на хвосте легендарная "десятка"
18:30
Почаевские монахи похитили более двух десятков бесценных икон
17:00
В одной из квартир Харькова обнаружили мумию
16:30
В НАТО решили, что нужно изменить Украине в обороне и безопасности в следующем году
14:00
На кордоні почали додатково перевіряти автомобілі
12:30
Полицейский поймал в Киеве таксиста, который взял у пассажира $100 и не отдал сдачу
11:30
Эксперты прогнозируют рост курса доллара
Больше новостей