Сильная «Кроха»: помощник нотариуса, ставшая парамедиком, сумела вывезти 600 раненых бойцов

С парамедиком и советником заместителя министра обороны по медицины Ольгой Башей мы договорились встретиться возле Исламского культурного центра. Ко мне вышла красивая, хрупкая женщина в хиджабе, в белом платье в пол и с Кораном в руках. Оля приняла ислам в 2015 году, совмещая поездки в зону АТО - рабочие и по просьбе «АСАП» (благотворительный фонд - ред). Сейчас Рамадан, поэтому она старается проводить в мечети все свободное время. Там и назначила встречу.

С июля 2014 года в самый разгар боевых действий на Донбассе Ольга сменила деловой костюм помощника нотариуса на форму парамедика. На войне, работая вместе с известным волонтером Хоттабычем и оказывая помощь раненым бойцам, невысокая и хрупкая женщина получила позывной «Кроха». Еще ее называли «полтора метра ярости» - за смелость постоять за своих и решительность в экстренных ситуациях.

Первые полтора года войны Кроха провела в АТО, оказывая первую доврачебную помощь тяжелораненым украинским военным. С 2015 по 2017 год выезжает на помощь по мере необходимости, когда ситуация на Донбассе обостряется до критической.

-Оля, у вас нет медицинского образования, однако вы выбрали именно это направление, чтобы помочь на войне. Почему?

Я себя не видела в направлении попросить или привезти, тем более, что машины у меня нет. Я начала думать, чем я могу помочь стране и бойцам, и сразу решила, что это медицинское направление. Просмотрела видеоматериалы по оказанию помощи и попросилась в команду к Хоттабычу.

Когда я видела тяжелые ранения, срабатывала моя внутренняя психологическая преграда, которую я поставила себе перед поездкой. В глазах медика, боец должен видеть доверие и знать, что все будет хорошо. Тогда он будет жить.

-Что вам приходилось делать, когда вы принимали раненых бойцов?

Нашей задачей было оказать первую доврачебную помощь и довезти до больницы. Я отвечала за тот промежуток времени, пока мы везли военного в больницу. Но были и другие случаи. Мне приходилось собирать ребят в прямом смысле «по частям». Обгоревшие или разорванные останки приходилось собираться в мешочек, чтоб отдавать родным бойца. В этот момент самое главное - отключить впечатлительность. Если ты хочешь, чтобы родители получили хотя бы то, что осталось от сына.

-Есть стереотип, что «женщине на войне не место». Как справлялись с ним?

Многие ребята на фронте спрашивали, что на войне делает такая женщина. И однажды Хоттабыч сказал: «Позвольте, эта маленькая леди может показать вам ого-го!». Один из бойцов попытался поспорить, но потом увидел, как мы в Шахтерске забирали раненых. Ему пришлось оставить свои сомнения. Все-таки женщина должна быть на войне, она помогает. Словом и улыбкой.

-Сколько украинских военнослужащих вам удалось спасти?

Я была в Дебальцево, Шахтерске, Углегорске, Фащевке, Крынке, Попасной, Золотом, Песках, Крымском, на 31(32) блокпостах, Лисичанске, Водяном, Донецком аэропорту, выезжала на Светлодарскую дугу и Авдеевскую промзону во время обострений. За всё время войны мне удалось вывезли около 100 двухсотых бойцов и 600 раненых, и только три из них умерли из-за ранений, несовместимых с жизнью. Они умерли не у меня в машине, а в больнице. Это не говорит о некомпетентности врачей - это война.

-Было сложно осознавать, что вам не удалось спасти ребят?

Когда мне говорили, что они умирали, я начинала винить себя, Хоттабыча, рассчитывать время и думать, что можно было ребят везти в другую больницу. Еще в начале войны я дала себе слово, что у меня не умрет боец. Я должна сохранить его жизнь для семьи, для детей, для мамы, жены и сестры. Человек, который теряет близких, понимает ценность жизни. Я хотела, чтобы жены и матери не испытывали потерь.

- Приходилось ли Вам лично сталкиваться с потерей друзей на войне?

Во-первых, хочу сказать, что мне очень повезло встретить хороших друзей-медиков из 25 ВДВ, военных врачей. Они многому меня научили и рассказали.

Одного очень хорошего друга-медика я потеряла, он погиб во время боев за донецкий аэропорт. Это был Игорь Зинич. 25-летний мальчик с лучезарными глазами с добрейшим сердцем и желанием спасать. Он прекрасно понимал, что это не игры. Когда на Донбассе начались боевые действия, его младшему брату принесли повестку, но он пошел в военкомат сказал, что медик, фельдшер он больше сможет сделать «Спасать жизни», и поедет вместо брата.

Мы познакомились с ним в декабре 2014 года. Мы виделись всего пару часов, но месяц пообщались в телефонном режиме, по смс. Это была поддержка. Тем более, когда он был на терминале и передавал мне оттуда бойцов. Я, к сожалению, эти смс удалила, потому что каждый раз я наталкивалась на переписку с Игорем. Меня это очень расстраивало. Мы договорились, что он дождется меня, а я дождусь его. Он кричал, что выйдет из терминала и женится на мне. Но он не вернулся. Игорь оставался в терминале до последнего, и передал оттуда более 70 военных.

Игорь Зинич под позывным «Псих» погиб во время подрыва терминала 19-го января. Он настоящий герой. С помощью Виктора Муженко (начальник Генштаба ВСУ - ред.), Степана Полторака (министр обороны - ред.), я добилась того, чтобы ему присвоили звание Героя Украины посмертно. Потому что его подвиг - это действительно подвиг медика, он не покидал бойцов до последнего, он их спас. И он достоин этой награды.

-Многие бойцы по возвращении из АТО проходят психологическую реабилитацию. А как вам приходилось восстанавливаться после пережитого?

Я не проходила психологическую реабилитацию. Моя личная адаптация - мой племянник, почти как сын, ему шесть. Это дорогого стоит, когда ты заходишь домой, а тебе дверь открывает то, ради чего ты живешь и дышишь, о какой реабилитации может идти речь. Дети - это реабилитация.

-Было ли для вас на войне что-то, что вы не ожидали здесь увидеть, но увидели?

Для меня не было в этой войне ничего неожиданного. В детстве я слушала рассказы бабушки о войне и все это рисовала, я впечатлительная. И когда в июле 2014 года я выехала впервые на передовую и увидела танки, САУшки, «васильки» и другую военную технику, я просто еще раз убедилась, что это не АТО. Я четко осознала, что это война.

Неожиданно для себя самой поняла то, что я могу быть такой сильной.

- Вы не вернулись в свою профессию помощника нотариуса. Чем занимаетесь сейчас?

Я советник заместителя министра обороны по вопросам в медицинском направлении. Мы решаем вопросы во всех областях, которые касаются медицины в зоне АТО, а также госпиталей и больниц - прифронтовых и на гражданской территории.

Кроме того, когда очередная диванная сотня пишет посты про «все пропало», я еду и начинаю разбираться в ситуации. Очень часто получается, что во всем виноват человеческий фактор. Не хочу, не буду и так далее.

-Вы ощущаете изменения, реформы в сфере обороны?

Изменения произошли существенные, в том числе и в медицинском направлении. Поймите, ни Полторак, ни Муженко, ни Верба (Андрей Верба, директор военно-медицинского департамента, генерал-майор, хирург), не виноваты в том, что 25 лет украинскую армию никак не снабжали. За этот короткий период они попытались что-то сделать, реформы идут. Конечно, не так быстро, как хотелось бы. Но нам нужно изменить законодательства. Многое зависит от Кабмина, от Верховной Рады. Думаю, что лет через 10 мы выйдем на какой-то уровень.

- Вы получили орден Княгини Ольги. Что для вас значат эти награды?

Я отношусь к наградам очень уважительно. Если меня наградили, это не только решение народа, главнокомандующего, это решение Всевышнего. Значит, я получила эту награду как милость, прощение и Он показывает этим, что мне это зачтется. Я это так воспринимаю.

-Сейчас Вам звонят с передовой?

Если что-то начинается, то мне звонят и просят усилить позиции. И я сразу же выезжаю. Война не закончена.

Розмову вела Tanya Gabedava для фонду "Повернись живим"

Фото з архиву Olya Bashey Kroxa


Свежие новости

18:30
Доллар резко обвалился. Финансисты рассказали, что будет с валютой на следующей неделе
17:00
"Газпром" готов продавать газ Украине на 25% дешевле: Кремль поставил условия
16:30
В Минэкономразвития подсчитали количество туристов, посетивших Украину в 2018 году
15:07
На Схеми Жданова почали полювання: Поліція викрила розтрати на 50 млн грн на закувпівлю спортобладнання та проведення спортивних змагань під егідою Мінмолодьспорту
14:00
"Мы готовы вернуть!" Коломойский ответил на обвинения в краже $5,5 млрд с ПриватБанка
13:00
В ПЦУ помолятся о справедливых выборах в Украине
12:05
Найем: если Луценко не обманывает, то действия Йованович попадают под статью Уголовного кодекса
12:04
По примеру Тимошенко Гройсман выпустил медицинские спецавто
12:00
Троих сотрудников архива Днепропетровской области уличили в системной коррупции
19:17
На Сумщині відключили українське телебачення
19:15
Начинаем эру бетонных дорог в Украине, - Омелян
19:14
"Разводят на деньги": популярный украинский туроператор попал в очередной скандал
19:12
Украина включила Варнаву в черный список
19:11
Біля Львова корова забодала господаря: за справу взялася поліція
19:09
Когда полиция в праве потребовать полис автогражданки
19:08
"Не надо давить!" Зеленский жестко заступился за русский язык
19:06
Забагато людей ментально тікають з країни, — Супрун
Больше новостей