Как коррупционная система уничтожает науку в Украине

Как коррупционная система уничтожает науку в Украине

Под занавес прошлого года в Украине были объявлены "победители" в номинации "Академічна НЕгідність року".

Эту общественную акцию (впервые она состоялась в декабре 2016 г.) инициировало научное сообщество с целью публично осудить лиц, разоблаченных в академической недобросовестности. Символическое вручение "наград" проходило, как в уже традиционных номинациях — "Плагиатор года", "Фальсификатор года", "Псевдоученый года", "Посіпака" года", "Токсичный ректор", так и в новых — "Мусорный журнал" и "Огласка года".

На последнюю среди ряда других резонансных событий вполне заслуженно могла бы претендовать Аттестационная коллегия МОН от 12 декабря 2017 г.

По свидетельствам очевидцев, то, что происходило в зале заседаний коллегии, напоминало разыгранный спектакль по заведомо написанному сценарию. Впрочем, об этом чуть позже. Сначала — краткая предыстория.

О присуждении научных степеней псевдоученым и плагиаторам, липовые спецсоветы, фальсифицированные диссертации и потворство всем этим безобразиям со стороны отдельных работников МОН в нашем еженедельнике было немало острых публикаций. Большую огласку получила статья С.Арбузовой "О "мертвых душах" и липовых диссертациях" в которой речь шла о злоупотреблениях во время защиты диссертаций в Луганском государственном медицинском университете (г. Рубежное). Факты многочисленных нарушений в работе спецсоветов ЛГМУ и фальсификация защиты диссертаций были доказаны комиссией ГАК МОН. Несмотря на это, руководство названного вуза продолжает маскировать и отрицать очевидное, более того, пытается очернить, не гнушаясь методами, принципиального эксперта, отстаивающего истину. Все это происходит на фоне странной позиции департамента аттестации кадров высшей квалификации и лицензирования МОН и при молчаливом созерцании (но события же происходят не на театральной сцене!) руководителей министерства.

Заместитель председателя Научного комитета Национального совета Украины по вопросам развития науки и технологий доктор физико-математических наук Алексей Колежукрассказывает: "Заседание Аттестационной коллегии (АК) произвело на меня гнетущее впечатление. По нескольким причинам.

Во-первых, удивляет схема, по которой происходит утверждение диссертаций. Члены коллегии получают списки-приложения с фамилиями и названиями диссертаций, которые должны быть утверждены на этой коллегии, и голосуются они списками. А это примерно тысяча новоявленных кандидатов и докторов наук. В выступлении академика С.Комиссаренко на заседании Аттестационной коллегии несколько раз прозвучало, что некоторые из этих приложений появляются на столе членов коллегии перед самим заседанием. Другие приложения они получают за день-два до заседания АК. Ясное дело, разобраться за такой сжатый срок с огромным количеством работ невозможно физически. В общем, смысл всего этого действа весьма сомнителен.

Во-вторых, в докладе С.Комиссаренко были выдвинуты довольно серьезные претензии к спецсоветам ЛГМУ, приведены впечатляющие факты с документальными доказательствами нарушений и злоупотреблений во время защиты конкретных диссертаций, а также высказаны конкретные претензии к департаменту аттестации кадров МОН. Казалось, единственно возможная реакция министра на такие факты — сказать, что все это очень серьезно и диссертации, защищенные с такими грубыми нарушениями Порядка присуждения научных степеней, не могут быть утверждены. Но этого мы не услышали: вместо неутверждения диссертаций вопрос снова отложили до следующего заседания Аттестационной коллегии.

Академик Комиссаренко ссылался на п. 26 Порядка, в котором говорится, что в случае выявления нарушения процедуры защиты диссертация снимается с рассмотрения, то есть решение спецсовета не утверждается. Несмотря на это, общий тон выступлений членов АК был весьма невыразителен и сводился к тому, что, дескать, после этого проводилась независимая экспертиза некоторых диссертаций, так какая разница - имели место нарушения или нет.

И, в-третьих. На заседании коллегии присутствовала и выступила проректор ЛГМУ. Ее выступление было довольно продолжительным, тогда как другим постоянно напоминали о лимите времени. Опровергнуть факты нарушений, изложенные в выступлении С. Комиссаренко, она не смогла, вместо этого говорила абсурдные, обидные вещи в адрес профессора С.Арбузовой, в частности — якобы она оказывала давление на членов спецсовета, чтобы те признали факт нарушений во время защиты. Как ни удивительно, никто из членов Аттестационной коллегии даже не поинтересовался, какие есть доказательства для таких серьезных публичных обвинений.

А перед выступлением проректора ЛГМУ присутствующий в зале Анатолий Жорновой, глава ГФ "Самооборона Киева", едва не сорвал заседание. Он неожиданно набросился на какого-то диссертанта, возмущался по поводу утверждения диссертаций лиц, которые работают в "ДНР/ЛНР". Потом Жорновой сказал, что доказательства изложил в заявлении на имя министра. Как выяснилось, это заявление касается именно г-жи Арбузовой, и там, в частности, написано, что она является агентом "МГБ ЛНР".

Все это действительно выглядело срежиссированным спектаклем — и выступление представителя ЛГМУ, и речь Жорнового, который, очевидно, не случайно зашел на заседание Аттестационной коллегии.

— Насколько мне известно, Научный комитет предлагал профессора Арбузову в состав Аттестационной коллегии.

— Меня очень обеспокоила атака на Светлану Арбузову. Она — член Научного комитета (НК), более того, НК действительно предложил ввести профессора Арбузову в состав Аттестационной коллегии МОН. Возможно, спектакль разыграли, чтобы предотвратить это? Ведь С.Арбузова неоднократно поднимала в министерстве острые вопросы, и многим это не нравится. Я вижу, что ведется некая кампания по дискредитации члена Научного комитета. Это, в конце концов, бросает тень на честь НК в целом, и промолчать в такой ситуации мы просто не можем. Научный комитет не намерен мириться с академической недобросовестностью. Обвинения, прозвучавшие в выступлении С.Комиссаренко, подкреплены документально, и на них должна быть соответствующая реакция. Если же ничего не происходит, то это означает крах внутренней системы управления."

"Безусловно, председатель ГФ "Самооборона Києва" Анатолий Жорновой появился на заседании Аттестационной коллегии МОН, не случайно, —считает профессор Светлана Арбузова. — Его пригласили для давления на меня, в чем нет никаких сомнений. В своей кляузе он обвинил меня в сотрудничестве с ЛНР и в получении награды от Московского патриархата. Этот человек стал автором письма, содержащего откровенную ложь. У меня действительно есть награды, но от наших военных и Верховной Рады Украины "За особливі заслуги перед українським народом". Я уже подала иск против господина Жорнового. Надеюсь, он на суде назовет заказчиков кампании против меня. Хотя заинтересованные лица этой отвратительной акции очевидны.

Председатель самообороны Киева проявил, как ни странно, поразительную осведомлённость в работе экспертных советов и информированность по конкретным диссертационным делам, и не сложно догадаться об источниках этой информации.

Это далеко не первая попытка отстранить меня от борьбы с дипломной мафией в стенах МОН. Клевету в мой адрес, пытаясь тем самым скрыть фальсификации при защитах диссертаций в двух спецсоветах ЛГМУ, неоднократно использовала проректор этого вуза
И. Комаревцева, в чем ей помогал департамент аттестации кадров. Но попытка оклеветать мою научную работу оказалась безуспешной. На мою сторону стали ученые с мировыми именами. Еще одна попытка скрыть грубые нарушения нормативно-правовых актов в вопросах аттестации научных кадров в ЛГМУ была предпринята Комаревцевой на заседании экспертного совета ДАК, которое организовали и провели руководители департамента А. Шевцов и С. Криштоф в зале коллегий МОН, что стало беспрецедентным случаем. Кроме
И. Комаревцевой, они пригласили на заседание сотрудника учреждения "ЛНР", о чем департаменту было заранее известно. Им обоим была предоставлена возможность манипулировать фактами и распространять ложь, что имело продолжение в кабинете первого заместителя министра В. Ковтунца, где звучали прямые угрозы в мой адрес. И наконец, г-жа Комаревцева была приглашена на Аттестационную коллегию МОН 12 декабря, где повторила неправдивую информацию, вводя в заблуждение членов коллегии.

Имеются все доказательства грубых нарушений нормативно-правовых актов, включая наличие "мертвых душ" в диссертационных советах ЛГМУ, но эти факты без всякого стыда стараются скрыть. Заключение комиссии, в котором в деталях описаны выявленные фальсификации, члены комиссии подписывали дважды, поскольку первый подписанный документ попытались удалить. Две диссертации, защищённые в ЛГМУ, были отклонены Аттестационной коллегией МОН по причине установленных махинаций, а шесть других, защищённых с ещё большими нарушениями процедуры, ДАК настойчиво пытается утвердить, используя при этом различные уловки. Директор департамента А. Шевцов и его заместитель С. Криштоф оказывают давление на меня не только с помощью клеветы, но и попытками саботировать утверждение достойных диссертаций и добросовестного специализированного совета, к работе которых я имею непосредственное отношение. Мои многочисленные обращения к руководству министерства остаются без внимания или передаются в департамент аттестации кадров, где злодеяния покрываются, что свидетельствует, по меньшей мере, о профнепригодности людей, возглавляющих департамент.

Один из членов Аттестационной коллегии на заседании сказал прямым текстом: "Нас подводят те, кто проводит экспертизу работ и оценку аттестации научных кадров". Однако, следует отдавать себе отчет, что, голосуя за мошенников и решения липовых советов, становишся уже не невинной жертвой, а прямым соучастником преступлений. Количество утверждаемых научных степеней и званий ужасает. Например, за период с 01.08.16 г. по 01.07.17 г. — присвоено 344 звания профессора и доцента, а на двух коллегиях МОН — 11.10.17 г. и 12.12.17 г. — 392!

— Наверное, по итогам 2017-го получим "щедрый" урожай, как на поле научных званий, так и ученых степенем, ведь добавятся еще данные за два последних месяца года. Академическая недоброчестность, видимо, буйно процветает и на всех этапах, в особенности предшествующих заседаниям аттестационных коллегий. Ведь прежде чем диссертация попадет на утверждение в МОН, ее результаты публикуются в научных журналах, диссертационные работы рассматриваются в экспертных советах.

— Фальсификация имеет место, прежде всего, в научных сферах, где экспертное сообщество очень слабое, поэтому именно там процветает академическая недоброчестность. В силу недостаточных знаний, любители всяческих научных регалий очень уязвимы, ими легко манипулировать, они выполняют любое желание начальства. В такой среде существует круговая порука, качество научной работы заменяется безумным количеством должностей, наград и публикаций в журналах, которые получили название "мусорники", должным образом не проводится оценка диссертационных работ и процедуры их защиты.

Можно привести пример экспертного совета ДАК по вопросам экспертизы диссертационных работ по профилактическим, медико-биологическим и фармацевтическим наукам, где в частности рассматривались диссертации, защищенные в ЛГМУ. Его председатель проф. М. Регеда занимает сегодня руководящие должности как в частном медицинском университете, так и в ведущих государственных учреждениях, является членом спецсовета университета, в который "случайно" была направлена на рецензию одна из рассматриваемых на коллегии МОН диссертаций. Если бы научная деятельность М.Регеды представляла научный интерес, он мог бы войти в список ныне живущих гениев планеты. Судите сами — будучи главным редактором и членом редколлегий девяти (!) отечественных журналов, М. Регеда является автором 680 публикаций и 74 книг. (Более подробно об этом, плагиатных работах и методах защиты плагиата в возглавляемом им экспертном совете, можно почитать в публикации "Смех сквозь слезы") В этом совете, безусловно, есть честные добросовестные учёные, но их меньшинство, и их мнение не оказывает решающего действия.

Мы, без преувеличения, стоим на пороге интеллектуальной катастрофы, в первую очередь, из-за дилетантов с фальшивыми степенями и званиями. И никакие мероприятия по реанимации отечественной науки, предпринимаемые Научным комитетом, даже при наличии достаточной финансовой поддержки, не будут эффективными, если мы не сможем противостоять имитации научной деятельности".

Впрочем, засилию псевдонауки и плагиата противостоят лишь отдельные честные ученые и научно-образовательное сообщество общественной инициативы "Диссергейт". Против людей, отважившихся бросить вызов насквозь прогнившей системе лжи и коррупции в системе присуждения научных степеней и званий, ведется травля, на них навешивают унизительные ярлыки, компрометирующие факты. Нет доказательств? А пусть опровергнет, попробует доказать, что это не так!.. Ведь чем наглее ложь, тем больше в нее верят (психологически это часто срабатывает, поскольку даже трудно представить, что на белое говорят "черное", и наоборот.) Методы борьбы с "инакомыслящими" достаточно утонченны, — кое-кто хорошо "усвоил" уроки нашей трагической истории.

Почему система коррупции и круговой поруки в этой сфере процветает, несмотря на сопротивление честных ученых и общественный резонанс?

Вице-президент Общества патофизиологов Украины, заведующий отделом Института физиологии им. А.Богомольца НАН Украины Виктор Досенко убежден:

— Какую-либо коррупционную систему трудно разрушить из-за многоуровневой, налаженной годами народной поддержки. Да, большинство заинтересовано в том, чтобы существовала коррупция в присуждении научных званий: один слой населения, не имея призвания к научной работе и даже не пытаясь сделать что-либо наукообразное, получает научную степень; другой — обеспечивает управление процессом компиляции или фабрикации данных и получает очередную "звездочку" за подготовленного научного работника; третий слой населения (МОН Украины) утверждает весь этот процесс, создает правила, по которым может работать именно коррупционная система, заодно обеспечивает прикрытие и псевдоученых, и их руководителей, и специализированных (на имитации научной деятельности) ученых советов. Материальное обеспечение процесса, конечно, есть — ручейки начинаются с карманов будущих кандидатов и докторов и широкой рекой вливаются в кабинеты высоких должностных лиц в здании на проспекте Победы, 10. К сожалению, все составляющие описанной системы работают и в патологической физиологии — науке, которой я занимаюсь всю жизнь. Следует заметить, что патофизиология — довольно сложная дисциплина, не каждому по душе ее философский характер, а денежного поощрения почти нет: это фундаментальная дисциплина, и патофизиологи не оказывают услуг благодарному населению.

— Впрочем, количество защит диссертаций по этой медицинской специальности возрастает...

— Действительно, патофизиологов становится все больше и больше! В Украине уже 8 специализированных советов принимают к защите диссертации по нашей специальности. Можно было бы радоваться, если не читать, о чем эти диссертации, и не знать, как они делаются... Привлек мое внимание к этой проблеме еще мой научный руководитель, академик Алексей Мойбенко: в Луганске под прикрытием чиновницы МОН Криштоф открыли совет по защите диссертаций спортсменами и всеми желающими недорого получить научную степень, — как-то так прозвучала фраза от шефа. Все попытки академика и президента Общества патофизиологов Украины "прикрыть лавочку" были тщетны.

Но что теперь — Луганск оккупирован, и совет прекратил свою деятельность на территории Украины? Нет, конечно, пошли метастазы, — сначала в г. Рубежное (благодаря усилиям проф. Арбузовой удалось закрыть пункт получения дипломов), а потом — в Сумском педагогическом университете открывается новый спецсовет по патофизиологии, но когда смотрю перечень членов совета (В.И.Шейко, С.И.Крижна, И.М.Михейцева, С.Н.Дмитрук, Л.М.Гунина, В.Л.Соколенко, В.В. Дичко, М. Н.Завадская, Ю.С.Клименко, В.Е.Бобырев, В.И.Котелевский, И.А.Калиниченко, О.А.Скиба, А.А.Латина, С.О.Шаповалов), не могу вспомнить ни одного выступления хоть кого-либо из них на научном конгрессе, пленуме патофизиологов, статьи в соответствующем журнале. Я, конечно, могу ошибаться. Возможно, забыл выдающихся деятелей науки, но результаты деятельности нового спецсовета поразили сногсшибательным качеством — хохотали всем отделом! Обратились с письмом в МОН Украины. Вместо ответа А.Шевцов, директор департамента аттестации кадров, написал кляузу директору нашего института.

Профессор Арбузова вновь пытается остановить беспорядок, — напрасно, коррупционная система уверенно уничтожает науку в Украине.

— Дело в том, что Светлана Арбузова — безусловно, один из лидеров борьбы за академическую порядочность, — считает доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией Института теоретической физики им. Н.Боголюбова НАН Украины Сергей Шарапов. — Собственно, это уже не первая попытка расправиться с ней грязными методами. (См. "Зерна знаний от плевел псевдонауки",) Нападки на Арбузову опровергли известные ученые мирового уровня.

Именно тогда я внимательнее посмотрел на список публикаций Светланы Арбузовой. Приятно поразили статья в Science, имевшая свыше 800 цитирований, а также сам факт, что исследовательница публикуется в престижных зарубежных журналах. Не берусь оценивать то, в чем не являюсь специалистом, но вижу, что такую оценку уже сделали рецензенты этого одного из лучших в мире научных журналов и другие ученые, для которых полученные результаты оказались полезными. Именно это является настоящим капиталом ученого. То, что Светлана Арбузова — хорошо признанный в мире ученый, позволяет ей честно и бескомпромиссно называть вещи своими именами.

Создание Научного комитета (НК) дало украинским ученым надежду, что в Украине выживет настоящая наука, а не только имитация научной деятельности. Поскольку я считал, что профессор Светлана Арбузова действительно является достойным кандидатом в НК, то был одним из тех, кто предложил ее кандидатуру. Мне приятно, что мое мнение совпало с оценкой Идентификационного комитета. Подавляющее большинство членов ИК — широко известные иностранные ученые, которых не интересует, нравится или нет отдельный ученый местным чиновникам. Процедура избрания в НК является определенным аналогом независимого рецензирования статей в международных научных журналах. И то, что НК избрали именно таким образом, наделяет его и его членов высокой легитимностью. Было бы хорошо, если бы МОН действительно прислушалось к советам членов НК, которые сами являются подлинными научными работниками и имеют адекватное видение функционирования научной сферы.

P.S. Председатель ОФ "Самооборона Киева" отказался от общения с журналистом издания ZN.UA, заявив, что информацию для подтверждения изложенного в письме в адрес МОН может предоставить только следственным органам.

Автор: Лидия Суржик

Источник: zn.ua

Свежие новости

12:30
Очередная Перемога: Украина объединяет целые нации
12:17
Билет в один конец: украинцам опасно ездить в РФ
12:17
Финансы государства: пропасть на горизонте
12:13
Скандальный глава НКРЭКУ подал в отставку
18:00
Цены на нефть резко пошли вниз
17:00
Легально на заработки в Польшу выезжает только каждый 20-й украинец
16:30
Стало известно, что готовит Верховная Рада для владельцев «евроблях»
16:00
Роман Сулима: Это финал
15:00
В Украине подорожала овощная корзина
14:00
Большинство украинцев считают Раду преступным органом – социолог
14:00
В 54 странах компьютеры атаковал вирус
13:00
В Украине вспышка опасного заболевания, лекарств от которого не существует: названо единственное спасение
12:30
В телеэфире произошла перепалка Гончаренко с Мураевым
12:00
Штормовое предупреждение: синоптики дали неутешительный прогноз
11:30
У селі під Тернополем підприємець з дружиною відбили напад нічних рекетирів з Кавказу
11:00
Мы отдадим железнодорожные вокзалы в концессию, - Омелян
10:30
Финал ЛЧ: «Ливерпуль» и «Реал Мадрид» выпустили ролики об Украине
Больше новостей