«Украине нужно закрыть все военные ВУЗы. Дорого и никакого результата»

«Украине нужно закрыть все военные ВУЗы. Дорого и никакого результата»

Почему с нынешней системой управления большую войну Украина не переживет.

Виктор Верцнер, майор резерва Армии обороны Израиля ЦАХАЛ, уверен, что с нынешней системой управления большую войну Украина не переживет.

Об этом он рассказал в интервью изданию Деловая столица.

— В Украине приняты новая Военная доктрина, Стратегический оборонный бюллетеньи Госпрограмма развития ВСУ до 2020 г. Там, в частности, говорится о переходе на стандарты НАТО в управлении войсками. Но возникает вопрос, в чем, собственно, отличия натовской и постсоветской систем?

— Возьмем штаб батальона как основную маневрирующую боевую единицу, которая более-менее независима. В советской системе по штату там находятся только комбат, замполит, начфин, зампотех, «писарь» и разведчик, который является одновременно командиром разведвзвода. Все. То есть в принципе все ложится на плечи комбата — планирование и все остальное.

— Почему так?

— Потому что по советской системе функция планирования была только в дивизии, а в полках и батальонах — нет. Они получали приказы и их исполняли. Если не было приказов, им приходилось выкручиваться из ситуации. А выкручиваться из ситуации они, как правило, не умели. Поэтому Израиль использовал эти слабости советской системы управления в войнах против своих противников, которые работали по советской системе. Израиль уничтожал командный пункт дивизии, таким образом дивизия обезглавливалась. Потом все становилось намного легче.

По системе НАТО функция самостоятельного планирования уже на уровне батальона. Там полноценный штаб. Например, есть «стол» разведки, там сидит офицер-аналитик, небоевик. Есть сержанты-аналитики. Они получают информацию сверху и снизу, представляют командиру наиболее вероятные и наиболее опасные действия противника. Начальник штаба вместе с офицерами получает приказ и готовит план действий. Это даже не комбат или комбриг делает, а начальник штаба со своей командой. Комбат или командир бригады получает это на руки, вносит свои изменения, если они есть, и принимает их. Вот и все. Есть отдел логистики. Они несут ответственность за логистику.

Когда работает советская система? Если командир гений, он может быстро сориентироваться в ситуации, быстро спланировать и выполнить. Так бывает, но очень редко. Чаще всего такого не случается.

— Для того чтобы работали штабы, нужны подготовленные для этого офицеры. Как выработать качества офицеров под эту структуру, где их брать?

В.В. Нужно менять систему обучения всего командного состава, не только офицеров. Сегодня Украина тратит большие деньги на обучение командного состава, посмотрите сколько вузов! Я видел этих офицеров, которые выходят оттуда. Они, как правило, нулевые. Это люди, которые солдат в глаза не видели. Их кидают в «глубокую воду» командовать сразу взводом, а иногда даже и ротой. Это нереально и очень дорого. Можно все сделать эффективнее, быстрее и проще, например, как в Израиле.

— А как в Израиле?

В.В. Каждый в Израиле призывается рядовым. Ребята на три года, девушки — на два. Если мы возьмем, например, пехоту, курс молодого бойца полгода. Очень интенсивный. Он одинаковый, абсолютно стандартный во всех пехотных подразделениях. Если я как комроты в одном пехотном подразделении получаю солдата из другого пехотного подразделения, скажем, в резерв, то я просто посмотрю на его бумаги и пойму, что он умеет, а чего не умеет. Стандарт. Если я ему говорю: ты сейчас второй номер в таком-то звене, он поймет, что от него ожидают. Рота работает как швейцарские часы. После окончания полугодового КМБ этот солдат может работать в любых условиях — застройка, горы, лес, поле, укрепрайоны. Он знает свое место.

После КМБ молодая рота выходит на первые боевые задания. Как правило, это не очень сложные боевые задания, но боевые. На три месяца. После окончания этих трех месяцев, если солдат изъявил желание выйти на сержантские курсы, его в этом поддерживают командиры, он уходит на эти курсы — это три-четыре месяца. После этого он возвращается сержантом, получает свое отделение. Все остальные, кто не уходил на сержантские курсы, возвращаются в тренировочный лагерь, где еще тренируются три-четыре месяца, а потом выходят на другое задание. В принципе обучение пехотинца занимает год и два месяца. Пока ему не доверяют сложные задания. После года и двух месяцев боец как минимум прошел уже бригадные учения.

— И что дальше?

В.В. Если те, кто вернулись сержантами, отслужив некоторое время, изъявили желание идти на офицерские курсы — они идут сдавать вступительные экзамены на офицерские курсы. Две недели они живут в офицерской школе, готовятся, сдают экзамен, проходят социометрические проверки, работают с психологами и тому подобное. Те, кто попал на офицерский курс, полгода учатся. Я сейчас говорю о пехоте. Если это артиллеристы или другие, они учатся три месяца на общевойсковом курсе, чуть более простом, чем пехотный, а потом продолжают учебу по профессиональному направлению на специальных базах. Но через полгода или семь месяцев они получают лейтенанта. Тут главное, что их знания свежи и что новоиспеченные лейтенанты были солдатами и сержантами.

Прослужили полтора года как командиры взводов, пришло время продвигаться, становиться замом комроты. Если он понимает, что готов остаться в армии, то может уйти на офицерские курсы. Тогда нужно подписать контракт еще на год сверхсрочной службы. Если есть желание стать комроты, то еще один контракт на более длительные курсы. Но опять же, нужно идти на полгода учиться на курсы комроты. В таком случае знания свежи и актуальны, не то, что училось десять лет назад. Кстати, на курсах комроты его будут готовить на уровень выше — управление батальоном, а понимать операционалку на уровне бригады. То же самое на офицерском курсе, все обучаются на уровне роты, но получают в управление взводы. Если человек идет уже на комбата, ему нужно закончить два курса — комбатов и штабной курс.
«Украине нужно закрыть все военные ВУЗы. Дорого и никакого результата»

— Почему?

— Потому что в батальоне уже нормальный штат — по стандартам НАТО. У нас он немного отличается, но база одна.

— У нас офицерские вузы, которые готовят офицеров. Есть кафедры при гражданских вузах, которые готовят офицеров. Можно ли хотя бы профильные вузы интегрировать?

— Нет, распустить. Они требуют кучу денег и не дают никого результата. Объясните мне, зачем взводному иметь высшее образование? Я этого понять не могу. У нас вузовское образование требуется для офицера — от майора и выше. Знаете для чего?

— Нет. Зачем?

В.В. Чтобы при выходе на пенсию у них была профессия. Их армия отпускает, оплачивает обучение, он выбирает, что хочет: история, право, инжиниринг. После завершения службы у человека должна быть профессия.

— Какое социальное обеспечение солдат, сержантов и офицеров? Что государство обеспечивает человеку, отслужившему срочную службу?

— Зависит от того, где служили. Боевые части — больше прав и льгот, небоевые подразделения — меньше. Сегодня, если студент служил в боевых частях, ему оплачивается обучение в вузе за счет государства. В мое время платили только за первый год. Есть небольшие деньги, которые выдают как выходное пособие после увольнения. Если остаешься в армии на контракт — условия неплохие. Начинается со средней зарплаты по Израилю, но с каждым годом ставка растет, хорошие социальные условия. Выход на пенсию после 45 лет, если захочешь. Нормальная пенсия. Там все хорошо.

— Если представить условное столкновение натовской бригады и украинской, в чем будет проигрывать украинская?

— Во всем. Они не смогут правильно проанализировать ситуацию, не успеют. Не запланируют, связь будет не так работать. Штаб бригады получит сверху боевой приказ. Не важно, оборона, атака или связывание боем. Бывают такие приказы, когда тебе дают время для подготовки, а бывает, что нет. Дают шесть часов на подготовку и выход. Бывает и меньше — три часа. Вот в этом случае, когда нет времени, у украинской бригады или батальона будут большие проблемы.

— Вопрос в количестве генералов...

— На самом деле, в ВСУ нужно начинать снизу, откуда и проблемы. В украинской армии отсутствует сержантское звено. Оно отсутствует, так как сержантам не доверяют.
«Украине нужно закрыть все военные ВУЗы. Дорого и никакого результата»

— Почему?

— Потому что их не обучают. Они есть на бумаге, но они не работают как сержанты. Я видел в Украине, как лейтенанты и капитаны выполняют самую простую сержантскую работу. Естественно, что тогда майоры, подполковники и полковники выполняют работу лейтенантов и капитанов. Поэтому очень много полковников и подполковников, которые выполняют работу капитанов. Потом, когда их продвигают на уровень комбригов, они остаются фактически на ротном уровне.

— Вы понимаете, почему сроки внедрения стандартов НАТО в Украине 2020 год?

— Вот это проблема. Почему 2020? Проблема привести инструкторов и обучить? Создать штаты? Подумайте, какие бюджеты освобождаются, если закрыть все военные вузы.

— Если сказать о роспуске военных вузов, то сейчас же накинутся с криком о «развале армии»...

— Накинутся. Но кого они выпускают? Я там был, я даже лекции там читал, все своими глазами видел. Люди военные стремятся к одной простой вещи — эффективности. Если можно это все сделать проще и дешевле, то нужно делать. Дешевле во всех пониманиях — финансах и потерях. Реформа — это простая стандартизация учебного процесса. Построить или переделать четыре основные обучающие базы для сухопутных войск — пехотная база, танковая, артиллерийская и саперная. Вот четыре обучающих центра. Там проводят сержантские курсы, туда привозят на КМБ, там учатся офицеры. И стандартизация, чтобы все работало как конструктор лего. Этих людей забрали из одной бригады в другую — они и там знают свое место. Украине сегодня нужныреформы Гая Мария, на уровне II века до нашей эры.

— А суть в чем?

— Стандартизация, общие стандарты для всех. Те боевые и строевые уставы, которые существуют в Украине, абсолютно неактуальны в сегодняшней ситуации и современной войне. Поэтому каждый командир тянет свое подразделение туда, куда он хочет, как он видит правильным. А наверх докладывает, что мы по уставу работаем. Но все же понимают, что это так не работает. Если командир хочет, чтобы его люди выжили, он не будет по уставу работать. Кто понимает больше, куда ему тянуть, у него результаты лучше, а кто меньше — хуже. Потом эти подразделения оказываются на передке, соприкасаются флангами, друг друга не понимают.

— А им еще в стык могут ударить...

— Могут. Проблема в том, что они не понимают друг друга. А так не должно быть. Взять хотя бы ту же пехоту, она должна ногами ходить, тихо и много на себе носить. Тогда не будет ситуации, когда из окружения днем на броне будут выезжать по обстреливаемой дороге. Каждое промедление в реформировании — это жизни людей. А за четыре года можно было очень многое сделать. Поэтому я не понимаю, зачем ждать до 2020 года? Вот я был на штабных учениях в Украине. Сначала смотрю, все работает по системе НАТО. Классно! Потом узнал, у них бумажки лежат, они заучивают речи, поскольку на следующий день перед офицерами НАТО нужна показуха! Не думают! Людей не учат думать. В ВСУ инициатива наказуема. Людей учат хорошо выглядеть, но это Украине не поможет.

— Ситуации, в которые попадали украинские войска под Иловайском и в Дебальцево, были неизбежны?

— Могли закончиться абсолютно по-другому. Видел карты и говорил с людьми, которые там были. Все могло закончиться по-другому, но было, как было.
«Украине нужно закрыть все военные ВУЗы. Дорого и никакого результата»

Фото: facebook.com/Виктор Верцнер

— Израильская структура управления и методика подготовки, она используется где-то за пределами Израиля?

— В Британии. Это их система, мы ее у них взяли. В Израиле много чего изменили и доработали, но костяк взят у них. Поэтому Глен Грант (британский военный эксперт. — А) написал абсолютно правильное письмо, я его видел до того, как оно было опубликовано, над ним работали офицеры из разных стран, мы обсуждали его. Я давно в себе это носил. Ну, хоть что-то в таких условиях должно же измениться.

— Что делать с людьми, которые получили офицерские звания, но неспособны вписаться в новую структуру?

В.В. Сказать большое спасибо за службу, торжественно вручить грамоту, поблагодарить. Не важно — генерал это или лейтенант. Если страна хочет выжить, другого варианта нет. Нужны кардинальные меры, у вас опасный сосед.

Виктор Верцнер

Родился в Херсоне. Мама — учительница, отец — электрик.

Окончил Тель-авивский колледж искусств.

Служил в пехоте.

Майор резерва Армии обороны Израиля ЦАХАЛ.

На волонтерских началах тренировал первую бригаду легкой пехоты Национальной гвардии Украины.

Живет в городе Бат Ям (Израиль).

Хобби — боевые искусства.

Александр Куриленко, опубликовано в издании Деловая столица

Источник: obozrevatel.com

Свежие новости

18:00
На пляже Одессы невиданное нашествие огромных медуз
17:30
СБУ назначила внеплановую проверку системы ProZorro
17:00
ФГВФЛ подал иск на 1,7 млрд гривен к главе Минфина, ее мужу и братьям Клюевым
16:00
Первый замглавы Госгеонедр Фощий вышел из СИЗО под залог в 105 тысяч гривен
15:00
Наглые схемы супермаркетов: как разводят украинцев и когда вернут деньги
14:30
Как и когда изменятся цены на оформление загранпаспорта
14:00
Полицейский брызнул газом себе в лицо и стал "героем" соцсетей
13:00
Украинцы рассказали, как относятся к запрету авто на еврономерах
12:00
Apple выпустила iOS 12: как подготовиться и обновиться
11:30
В Украине выросло пособие по безработице
11:00
В центре Киева перестанут ходить трамваи
10:30
Жители Ирпеня устроили акцию на "дороге смерти" и угрожают перекрыть ее полностью
10:00
Киевский McDonald’s попал в языковой скандал
18:30
Установка домовых счетчиков по-новому: что нужно знать
18:00
СБУ задержала в Одессе агитатора боевиков
17:00
Депутаты решили ужесточить ПДД
17:00
ЗАЗ существенно сократил производство
Больше новостей