Как ЕС может вернуть Украину в Европу

Как ЕС может вернуть Украину в ЕвропуСитуация на Украине — это проблема для всех европейцев, как для жителей стран ЕС, так и для тех, кто живет за его пределами. Это объясняется тем, что в настоящее время не существует культурных рамок, позволяющих всем без исключения украинцам ощущать себя в Европе, как дома.

Самые западные районы Украины, когда-то принадлежавшие Австро-Венгрии и Польше, могут использовать этот факт как точку своей привязки к Европе и доказательство своей европейской идентичности. Но в остальных районах страны, которые были издавна привязаны к России, людям не нравятся попытки заставить Украину делать выбор между ЕС и Россией. А когда они видят, что европейские лидеры постоянно бранят Россию за ее стремление укрепить связи с Украиной, они начинают задавать вопросы о том, как ЕС будет относиться к их собственным ценностям и культуре.

К сожалению, соглашение ЕС об ассоциации с Украиной не дает ответов на эти вопросы. В нем нет ничего, что указывало бы на культурно-историческое своеобразие Украины и признавало ее глубокие исторические, культурные и экономические связи с Россией. В нем также ничего не говорится о том, что славянское и православное наследие Украины будет играть какую-то роль в формировании современных европейских ценностей. Там есть лишь набор условий, которые одна часть Европы выдвигает другой части. Наградой, по видимости, станет более благополучная и зажиточная жизнь. Но для этого надо продать душу.

Решение украинских проблем очевидно, и оно находится в России. Если бы Россию признали в качестве важной и неотъемлемой части Европы, и если бы ее включение в Европу стало частью стратегической концепции ЕС, кризис идентичности на Украине фактически исчез бы. И вся Украина в таком случае смогла бы стать тем, чем она уже является — частью Восточной и Западной Европы.

Но вместо того, чтобы приветствовать Россию в Европе, ЕС предпочел не пускать ее туда. Инициатива Восточноевропейского партнерства была задумана Польшей и Швецией после кризиса 2008 года на Кавказе, и ее цель состояла в том, чтобы вырвать некоторые бывшие советские республики из российской «сферы влияния», приведя их в сферу влияния Европы. Столь целенаправленное исключение России вызвало глубокие противоречия во всех шести странах, приглашенных к участию в Восточноевропейском партнерстве. В результате первые этапы ассоциации прошли только две из них — Молдавия и Грузия.

Причины такой неудачи заключаются прежде всего в нежелании Евросоюза вести с Россией и Украиной диалог на равных. Такой диалог должен включать серьезное, порой даже полемическое обсуждение разницы в ценностях, которая возникла между более светским и либеральным европейским Западом и более консервативным и религиозным европейским Востоком.

Западноевропейские лидеры уклоняются от такого диалога, потому что он выйдет за рамки обычной и хорошо знакомой процедуры, когда Запад читает своим соседям нотации о соответствующих либеральных ценностях, вынуждая их задумываться о нравственном и этическом направлении движения современного европейского общества. Гораздо легче и проще твердить неизменную мантру о непреодолимой «разнице ценностей», чем попытаться конструктивно устранить эти различия.

Прежде всего, это касается Украины. Ее сегодняшняя проблема заключается в том, что она из-за политических последствий и осложнений не может вступить в Таможенный союз, которым руководит Россия. Но она также не может допустить ассоциации с ЕС, потому что это чревато экономическими издержками. Действующие в ЕС механизмы просто не соответствуют поставленной задаче поддержать этот дорогостоящий экономический переход. Проблемы Украины требуют гораздо более масштабной и многосторонней программы поддержки. На самом деле, такая программа потребует сочетания ресурсов Таможенного союза и ЕС.

В прошлом месяце Россия сделала свою часть работы, снизив Украине цены на газ на одну треть и предложив купить украинские еврооблигации на сумму 15 миллиардов долларов. Но этого явно недостаточно. К лету Украине понадобится 60 миллиардов долларов на оплату коммунальных услуг, на зарплату госслужащим, на возврат части долга МВФ, а также на выплату процентов по различным частным кредитам и прочим заимствованиям.

ЕС и России пора отложить в сторону взаимные обвинения и начать совместную работу по недопущению краха украинской экономики. Если помочь Украине пакетом финансовой помощи, сравнимым с российским, это сведет на нет один из главных критических доводов против соглашения об ассоциации, а именно, что ЕС просто безразлично, как столь масштабный переход экономически отразится на жизни миллионов украинцев.

Однако руководство ЕС продолжает настаивать на том, что Евросоюз и Таможенный союз (а также Евразийский союз, который должен стать его преемником) — это институты несовместимые, хотя не далее как в сентябре прошлого года еврокомиссар Штефан Фюле (Stefan Fuehle) заявил, что проблема в конечном итоге сводится к разнице в тарифах. Упрямство ЕС в данном вопросе трудно понять, так как Таможенный союз имеет целью принятие многих стандартов Евросоюза для облегчения возможного слияния с ним в будущем. Следовательно, совместные действия по разрешению экономических трудностей, влияющих на весь континент, являются вполне осмысленными и оправданными.

Но выгоды от этого будут не только для Украины. Преимущества от таких совместных усилий могут иметь более масштабный характер. Вместо того, чтобы заниматься спорами о том, какая из сторон отхватила у другой стороны больший кусок общеевропейского дома, если к этой проблеме отнестись как к общеевропейскому вызову, то может появиться практический и позитивный механизм вовлечения России в европейские дела. Если в Европе после окончания холодной войны обязательно должно быть соперничество, то пусть это будет состязание за то, кто внесет больший вклад в процветание и стабильность Европы.

Экономический крах на Украине не является неизбежным. Эту катастрофу можно предотвратить, если все стороны смогут работать вместе. Поэтому ЕС должен призывать Украину, Россию, да и все прочие постсоветские государства стать равными партнерами в деле строительства европейского будущего. Как сказал когда-то бывший министр иностранных дел Германии Ганс-Дитрих Геншер (Hans-Dietrich Genscher), «man braucht sich!» (мы нуждаемся друг в друге).
Николай Петро (Nicolai N. Petro)

Свежие новости

22:30
В Киеве массово бьют стекла в припаркованных авто
21:30
Как за одни день выиграть 6 тендеров на 20 млн 569 тыс. 221 грн?
21:00
У Вінниці у депутатки, яка опротестувала виділення 100 млн. грн., відібрали мікрофон
20:30
Ждун в Раде: Реакция соцсетей
19:30
Судебные приговоры взяточникам. Крупных коррупционеров не сажают
19:20
На День рождения к Ющенко пришли Мосийчук, Ляшко и Поплавский
19:00
Украинцы будут по-новому платить налоги на наследство и подарки
18:40
ЗАЧЕМ ФИРТАШУ BOEING, ЕСЛИ НУЖЕН «КОСМОС»
18:33
Путь Фирташа от помидоров до тюрьмы
18:30
Ляшко начал материться в прямом эфире телеканала. Видео 18+
18:10
"Скотиняки" уже не в моде: в Раде Ляшко начал материться в прямом эфире. 18+
17:30
Назначение Валерии Гонтаревой прошло с нарушением Конституции Украины и трех законов
17:00
Суд Ефремова: Через 10 минут после начала заседания адвокаты экс-регионала попросили о перерыве
16:58
Банк Порошенко удивлен поступлению на его счета средств Януковича
16:21
Почему Пенсионный фонд нужно ликвидировать
16:00
Украинского капитала в частных банках почти не осталось. Мы на пороге денационализации банковской системы
15:30
Имитация реформ: взятки-2016 - сели только 5 из 362-х
Больше новостей